Татьяна Черниговская vs. Барбара Окли: как работает мозг человека, почему мы легко учим языки и чего ждать от внедрения компьютеров

0 Comments

 Татьяна Черниговская vs. Барбара Окли: как работает мозг человека, почему мы легко учим языки и чего ждать от внедрения компьютеров

Количество информации в современном мире растет в геометрической прогрессии. Только на Facebook в месяц появляется 30 млрд новых источников. По расчетам международной аналитической компании IDC, количество информации в мире каждый год возрастает минимум вдвое. Понятно, что ни один, даже самый умный человек не в состоянии освоить и сотую часть всех данных. Большую часть сведений сегодня легко найти в Google, поэтому ценность энциклопедических знаний снижается. Как должен мыслить человек, чтобы быть эффективным и составить конкуренцию компьютерам, рассуждают два специалиста нейрокогнитивной науки — Барбара Окли и Татьяна Черниговская. «Хайтек» записал их дискуссию на EdCrunch 2019 о том, как должно выглядеть современное образование, какие умения будут востребованы в будущем, а также грозят ли человечеству тотальная роботизация и технологический апокалипсис.

Татьяна Черниговская — доктор наук по физиологии и теории языка, член-корреспондент РАО, заслуженный деятель высшего образования и заслуженный деятель науки РФ, профессор кафедры общего языкознания СПбГУ, заведующая лабораторией когнитивных исследований и кафедрой проблем конвергенции естественных и гуманитарных наук СПбГУ. С 2008 по 2010 годы — президент Межрегиональной ассоциации когнитивных исследований. Окончила отделение английской филологии филологического факультета СПбГУ, специализация — экспериментальная фонетика. В 1977 году защитила кандидатскую диссертацию «Особенности восприятия человеком низкочастотной амплитудной модуляции звука и амплитудно-модуляционных характеристик речи» по специальности «Физиология», в 1993 году — докторскую диссертацию «Эволюция языковых и когнитивных функций: физиологические и нейролингвистические аспекты» по специальностям «Теория языкознания» и «Физиология».

Барбара Оркли — профессор Оклендского университета. В сфере ее научных интересов — изучение стволовых клеток и проектирование инженерного оборудования, исследования в области педагогики и техника обучения.

Язык — основа мышления

Татьяна Черниговская: Вопросы «Откуда взялся язык? И что это такое?» — не меньшая загадка, нежели всё, что связано с самим мозгом. Если любого человека на улице спросить, что такое язык, 99 из 100 ответят, что это средство коммуникации. И это так. Но средства коммуникации есть у всех живых особей, даже у инфузории туфельки. У людей язык не только способ коммуникации, он средство мышления, инструмент для строительства мира, в котором мы живем.

Как бы вы ни старались, всё равно не сможете обучить курицу человеческому языку. Для этого необходим специальный мозг, генетические механизмы которого проделают работу, непосильную всем лингвистам земли. Когда рождается ребенок, его мозг должен расшифровать код, в который он попал.

Еще один аспект: язык как средство коммуникации многозначен. В азбуке Морзе что передал, то и приняли. В языке так не получится. Все зависит от того, кто и кому говорит. От образования собеседников, от их позиции по отношению к миру и друг к другу.

Есть объективная вещь, которую произносят или пишут. Но ее расшифровка зависит от огромного количества факторов. Язык подразумевает множественные трактовки.

Барбара Окли: Чтобы взрослому овладеть таким уровнем языка, нужно получить докторскую степень. Освоить новый язык сложно. При этом ваш мозг очень сильно изменяется. То же происходит, когда познаете чтение. На томограмме легко отличить мозг человека, который умеет читать. Часть мозга, ответственная за распознавание лиц, мигрирует из одного полушария в другое, и именно тогда вы получаете навык понимать письменные буквы.

Если поместить ребенка в среду взрослых, он просто подхватит язык. Но если оставить его с кучей книг, он не научится читать. Вот для чего нужно обучение.

Чтобы эффективно обучать, нужно понимать процесс обучения

Барбара Окли: Очень важно приносить идеи из нейробиологии и когнитивной психологии в процесс обучения. Именно нейронаука объясняет, что происходит с вашим мозгом, когда вы обучаетесь.

Попросите университет запустить курс «Как обучаться эффективно». Они сделают две недели часов о том, как учится ребенок, две недели о теории и истории обучения. И, может быть, совсем немного добавят в конце, как люди на самом деле учатся. Но не включат ничего из нейробиологии, так как это слишком сложно.

Мы сделали наоборот. Начали с основ нейробиологии. Используем метафоры, чтобы донести идеи яснее. Люди получат фундаментальные и очень ценные идеи легко и быстро. Этот курс отличается от того, что мы привыкли считать процессом обучения, но в то же время очень практический и берет начало прямиком из нейробиологии.

Нейробиология — наука, изучающая устройство, функционирование, развитие, генетику, биохимию, физиологию и патологию нервной системы.

Когнитивная психология — наука, изучающая познавательные процессы и функции (память, внимание, мышление, воображение и прочие). Также в сферу интересов когнитивных психологов входит моделирование познавательных процессов: распознавание образов, обучение и принятие решений.

Татьяна Черниговская: В условиях современного мира наша задача — использовать знания о том, как мозг запоминает и обрабатывает информацию. Любой мозг делает это идеально: мозг ребенка, взрослого, умного или не очень. Если нет физиологической патологии, любой мозг делает это безупречно.

Современный мир — это среда, которой раньше не было. Что мы будем делать с текущими двухлетками, когда им стукнет шесть и они пойдут в школу? Им нужны компьютерные технологии, они уже знают, как получить информацию. Им не нужен учитель, который скажет: «Это называется книга».

Им будет нужен не учитель, а больше формирователь личности, воспитатель. Или он будет учить тому, о чем говорит Барбара: как учиться обучаться. Объяснит, что процесс обучения дает полное право совершить ошибку, сделать неточности. Нет безупречных людей, дети должны иметь право ошибаться.

Преимущество человека перед машиной — решение нестандартных задач

Барбара Окли: Нужно решать нестандартные и неоднозначные задачи, ребусы. Я знаю студентов, которые с легкостью решают математические задачи. Но, когда приходит этап приложить задачу к реальной жизни, они часто оказываются в тупике. Это намного сложнее.

Зависит от того, как вы получали образование — если привыкли решать нестандартные задачи наравне со стандартными и формальными, в реальном мире вы более гибки в решении проблем.

Например, я прошу студентов, которые решают задачи из биномиального распределения, придумать какую-нибудь забавную метафору к проблеме. Некоторые легко придумывают множество метафор. Другие смотрят с удивлением. Они никогда об этом даже не думали. Думаю, в современном мире как раз ценен творческий подход к решению задач.

Биномиальное распределение показывает распределение вероятностей того, что некоторое событие будет происходить во время серии повторных независимых испытаний.

Татьяна Черниговская: Несколько лет назад я развивала проект, в котором сотрудничала с талантливыми разработчиками. Я узнала, что они просили соискателей вакансий решить метафорическую задачу. Им не нужны люди, которые умеют быстро считать или быстро печатать. С этими задачами отлично справится компьютер. Нужны были люди с другим взглядом, способные смотреть на задачи с неожиданных сторон. Только такие люди и могут решить задачи, на первый взгляд нерешаемые.

Вот этому мы и должны учить людей. Великий ученый Сергей Капица говорил, что обучение — это не запоминание, обучение — это понимание.

Сергей Капица — советский и российский физик, сын нобелевского лауреата Петра Капицы. Редактор журнала «В мире науки», ведущий передачи «Очевидное — невероятное».

А сейчас экзамен выглядит как тест с одним или несколькими вариантами ответа. Великие открытия не были сделаны с помощью стандартных алгоритмов. Великие открытия совершались, когда яблоко падало на голову Ньютону.

Барбара Окли: Томас Кун сказал, что великие открытия совершают либо очень юные исследователи, которые еще не погрузились в предмет, либо более пожилые его меняют. Например, Фрэнсис Крик, который изначально был физиком, потом занялся биологией, которую считал ключом к религиозному, духовному пробуждению.

Когда вы погружаетесь в новую область исследований, привнося в нее знания из предыдущей, это тоже в своем роде метафора. Это помогает быть креативным, продуктивным, и это часть успеха.

Томас Кун — американский историк и философ науки, автор книги «Структура научных революций».

Фрэнсис Крик — британский молекулярный биолог, биофизик, нейробиолог. Лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине.

Татьяна Черниговская: Среди студентов я замечаю тех, кто на вопрос «Сколько будет два плюс три?» ответит не пять. Тех, кто скажет: а зачем вы спрашиваете? Что такое пять? Что такое три? Что такое сумма? Вы уверены, что сумма будет именно пять? Они, конечно, получат двойки в современной системе, но они мыслят нестандартно и тем интересны.

Увидим ли мы технологический апокалипсис? Конечно, если не вернемся обратно к чувствам. Технологии интеллекта уже выходят за рамки нашего контроля. Компьютеры обучаются все время, они не напиваются, не влюбляются, не пропускают занятия. Мы не соперники компьютерам в том, что они хорошо делают.

Чтобы выжить как биологический вид, нам нужно развивать в детях способность жить в изменяющемся мире. До такой степени, что мир вечером будет не тем, что был утром. Если мы будем пытаться всё подсчитывать, то проиграем.

Повторение — мать учения

Барбара Окли: Когда меня спрашивают, как я тренирую свой мозг и какие технологии рекомендую, могу сказать, что никаких сложных методик здесь нет. Я использую технику, которая, по сегодняшним исследованиям, позволяет учиться наиболее быстро и эффективно — упражнения повторения.

Когда вы получаете новую информацию, она попадает в гиппокамп и неокортекс. Гиппокамп быстро работает, но информация там не держится долго. Неокортекс — это долговременная память, но он долго запоминает.

Ваша задача — проложить дорожки в этой долговременной памяти. Возвращаетесь во времени, спрашиваете себя, например, в чем была основная идея сегодняшних дискуссий? Или что вы только что прочитали на странице. Оглянитесь, попробуйте достать эту информацию из долговременной памяти, и это построит новые нейронные связи. Именно это и позволяют делать упражнения повторения.

Гиппокамп — часть лимбической системы головного мозга, которая в том числе отвечает за внимание и переводит кратковременную память в долговременную.

Неокортекс — основная часть коры головного мозга, которая отвечает за сенсорное восприятие, мышление и речь.

Татьяна Черниговская: Добавлю, что если и есть что-то, чего мозг не может сделать, так это перестать учиться. Обучение не запускается за партой или у доски, оно происходит абсолютно в каждый момент. Я обучаюсь постоянно. Хочу расслабиться на секунду. Но никак.

Источник: www.aum.news

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *